Бизнес по-русски

Бизнес по-русски

Субсидиарная ответственность или корпоративный спор?

Руководитель Адвокатской конторы № 22 «Магнат» (Екатеринбург) Андрей Валерьевич Мелихов рассказывает об одном из последних дел:

История вопроса

Представитель осужденного на четыре года лишения свободы заместитель руководителя строительной фирмы, обратился к адвокатам нашей конторы с просьбой обеспечить правовую поддержку в апелляционном суде.

Цель – оспорить приговор Пермского суда от 30 сентября 2019 года, который принял решение о наказании за уклонение от уплаты налогов с юрлица в особо крупном размере: 47 миллионов рублей НДС. Подсудимый был признан виновным и получил наказание по статье 199 части 2 УК в виде четырех лет лишения свободы, а также дополнительное наказание – запрет занимать должности в коммерческих предприятиях в течение двух с половиной лет.

Рассказывает адвокат Андрей Валерьевич Мелихов

Ознакомившись с материалами уголовного дела, адвокаты конторы «Магнат» выяснили, что несколько лет назад налоговый орган провел проверку деятельности предприятия за период 2011-2012 годы и выявили  суммы неуплаченных налогов: 47 млн. руб. – по НДС, и 35 млн. руб. – налог на прибыль.

После предъявления налоговым органом требования об уплате начисленных налогов, предприятие было срочно перерегистрировано на других физических лиц и организацию, которые не имеют никакого отношения к данной фирме и к деятельности в сфере строительства. Если быть предельно откровенным, то «слили» организацию на номиналов и компанию, которых трудно найти, а компания, ставшая участником, уже «при самом рождении планово умирала», то есть была технической.

Решение налогового органа оспорить в арбитражном суде было невозможно – физические лица не были подконтрольны заинтересованным лицам, даже доверенность на представление интересов выдать было некому, в суд с заявлением об оспаривании решения налогового органа никто не обращался.

Правоохранительные органы почувствовали запах крови и начали охоту.

Уголовное дело было возбуждено до принятия налоговым органом итогового решения, что, как нельзя нагляднее, символизирует уверенность следственных органов в успехе предварительного следствия и наличие перспектив обвинительного приговора в суде.

Провели судебно-бухгалтерскую (экономическую) экспертизу. Эксперт подтвердил сумму неуплаченного НДС в 47 млн. рублей, что в соответствии с п.2 примечания к ст.199 УК РФ является особо крупным и квалифицируется по ч.2 ст.199 УК РФ. Максимальное наказание до шести лет лишения свободы.

В суде директор, главный бухгалтер и все сотрудники, менеджеры  организации указали на заместителя руководителя и заявили в один голос, что что именно он является бенефициаром данной компании, именно он принимал все решения, давал исключительно все указания и является выгодоприобретателем от всех финансовых потоков, получал материальную выгоду от незаконных действий руководимых им лиц.

Результат – заместитель директора фирмы, как бенефициар/выгоприобретатель, был признал судом виновным и  ему назначено наказание в виде четырех лет лишения свободы реально.

Кто виноват?

Когда адвокаты конторы «Магнат» изучили дело, у них возникли сомнения в достоверности показаний свидетелей.

Основное сомнение вызвано следующими обстоятельствами:

  1. Директор и главный бухгалтер, начальники отделов в один голос, словно под копирку, давали одни и те же показания о том, что заместитель директора является бенефициаром. Такое единодушие в отношении заместителя директора со стороны всех работников выглядит странно, поскольку бенефициар – это лицо, которое принимает все основные решения, дает указания, в первую очередь кадровые;
  2. Ключевые позиции занимали при таком бенефициаре должны занимать лица, которые смотрели бы ему в рот и высказывали бы только ту позицию, которая нужна ему. Было ли так на самом деле?
  3. Директор и главный бухгалтер активно сознавались в номинальном выполнении своих функций, при этом все регистрационные действия, направление налоговой отчетности, обработка первичной документации – все исполнялось по указанию бенефициара. Необычная заработная плата начислялась номинальным руководителям и составляла 70 000 рублей руководителю и бухгалтеру 50 000 рублей, плюс премиальные.
  4. Номинальный руководитель и бухгалтер не соответствуют признакам номинальности, поскольку имеют в собственности квартиры в центре города, загородные дома, дорогие машины, часто выезжают за рубеж, имеют коммерческую недвижимость, которую сдают в аренду и получают дополнительный доход. Другими словами лицами, нуждающимися в пособии по бедности не являются.
  5. Все сотрудники компании бенефициара в своих показаниях дословно повторяли то, что говорили номинальный директор и главбух – слово в слово.

Однако так не бывает: люди не могут дословно говорить одно и то же.  Кроме того, по инициативе номинального руководителя и номинального бухгалтера все сотрудники в ходе доследственной проверки предоставили свои показания, удостоверенные нотариусом, что очень необычно для «номиналов».

Возникает обоснованное предположение, что руководитель, заместитель, главный бухгалтер, другие лица что-то не поделили между собой. Но данное дело – уголовное, об уклонении от уплаты налогов, и предметом его разбирательства корпоративный спор не является. Поэтому суд этот момент не заинтересовал, да и следствие, видимо, тоже.

Был найден «козел отпущения», на которого другие представители компании указали пальцем – и он отправился в места не столь отдаленные на четыре года.

Что дальше?

Юристом адвокатской конторы «Магнат», в качестве законного представителя клиента, направлена апелляционная жалоба в апелляционный суд с просьбой отменить приговор и направить уголовное дело на новое рассмотрение. Результаты рассмотрения апелляции мы рассмотрим и расскажем на нашем канале.

Урок для предпринимателей

Пример, о которой идет речь выше, заставляет задуматься. И сделать соответствующие выводы.

  • Даже если налоговая проверка закончилась вынесением решения четыре года назад, наказание за неуплату налогов все равно последует.

Налоговая провела проверки за 2011-2012 годы, решение налогового органа вынесено в 2016 году. Даже если фирма была переписана на других лиц. Особенно сегодня. Поправки в закон о банкротстве дают налоговым органам право подать в заявление в суд о привлечении реального руководителя компании в ситуации, когда доказано, что предприятие перешло в собственность лиц, являющихся номинальными или сомнительными, а налоги так и не выплачены. Налоговики могут требовать привлечь руководителя к ответственности по статьям 51.3 и 3.1 ГК РФ. В них говорится, что всю полноту ответственности в таких случаях несет лицо, занимавшее руководящий пост – единоличный исполнительный орган.

Как показывает судебная практика в России, в 97% случаев суды удовлетворяют такие заявления в пользу налоговых органов.

Это означает, что выстраивать свои отношения с налоговой инспекцией стоит очень аккуратно. Просто «кинуть» контору и убежать не получится.

  • Корпоративные споры, один из которых, очевидно, имеет место быть в данном деле, способны привести к тому, что все укажут пальцем на кого-то одного – и ему придется отвечать за всех.

О том, как будут развиваться события, мы расскажем в следующих выпусках нашего канала.

Небольшая изюминка, которую даже сам осужденный, как яркий участник процесса, не уловил изначально: банкротство  юридического лица началось в 2015 году, уже в 2016 году было направлено заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, общая сумма кредиторской задолженности в районе 320 млн.рублей. Среди ответчиков номинальных руководителей и бухгалтеров нет, что впечатляет и удивляет.

До новых встреч!

Написать ответ или комментарий