Долги директора взыщут с наследников

Долги директора взыщут с наследников

К вопросу о привлечении к субсидиарной ответственности жены и близких родственников – детей

         Выражение, что неизбежны только смерть и налоги, теряет свою актуальность. Смерть уже не является гарантией прекращения обязательств.

Рассмотрим Определение судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации от 16 декабря 2019 года №А04-7886/2016 ЗОЗ-ЭС19-15056.

Ситуация: компания-должник, есть кредиторы. Реальный выгодоприобретатель – заместитель генерального директора, случилось несчастье – последний погиб в результате дорожно-транспортного происшествия, после этого наследственное дело (открытие наследства, определение наследственной массы и прочее).

Интересно это дело тем, что трехлетняя новая история банкротных дел в части привлечения к субсидиарной ответственности переходит в новую стадию. Ранее это было определение контролирующих должника лиц, сейчас это вопросы возврата в конкурсную массу денежных средств, имущества, других активов для удовлетворения требований кредиторов. А это уже вопросы последствий действий контролирующих лиц по уклонению от погашения задолженности в связи с привлечением к субсидиарной ответственности.

Суть дела: в рамках дела о банкротстве конкурный управляющий обратился о привлечении контролирующих должника лиц к взысканию субсидиарной ответственности и просил взыскать в конкурсную массу в целях удовлетворения требований кредиторов сумму в размере 273 млн. рублей солидарно с бывшего руководителя  должника, с наследников бывшего заместителя генерального директора должника, а также с жены и детей в пределах наследственной массы.

Определение контролирующего лица.

Ст.61.10 Закона о банкротстве

1. Если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в целях настоящего Федерального закона под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

Первая, вторая и третья инстанции (апелляция, кассация) удовлетворили частично – привлекли в качестве контролирующего должника лица бывшего руководителя должника и взыскали в полном объеме. В привлечении к субсидиарной ответственности наследников заместителя генерального директора отказано в полном объеме. Основной довод и выводы судов всех трех инстанций – в данной ситуации применима позиция п.15 постановления Пленума Верховного суда РФ №9 от 29.05.2012г. «О судебной практике по делам о наследовании» о том, что данные требования неразрывно связаны с личностью контролирующего должника лица, в связи с чем не его наследников не может быть возложена обязанность по возмещению убытков в порядке субсидиарной ответственности.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ №9 от 29.05.2012г. «О судебной практике по делам о наследовании»:  п.15. «Имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (статья 418часть вторая статьи 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел V Семейного кодекса Российской Федерации, далее – СК РФ), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (статья 701 ГК РФ), поручения (пункт 1 статьи 977 ГК РФ), комиссии (часть первая статьи 1002 ГК РФ), агентского договора (статья 1010 ГК РФ)».

Направлена кассационная жалоба в Верховный суд Российской Федерации.

А что, так можно?

Верховный суд пришел к выводу о том, что заместитель генерального директора является контролирующим должника лицом по причине:

  • должностного положения в обществе,
  • являлось лицом, фактически осуществлявшим фактическое руководство должником;
  • аффилированностью ряда подконтрольных последнему юридических лиц.

Первый (ключевым) в этом споре был вопрос о том, входит или нет в наследственную массу долг наследодателя, возникший в результате привлечения к субсидиарной ответственности.

Верховный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что субсидиарная ответственность является разновидностью гражданско-правовой ответственности и наступает в связи с причинением вреда имущественным правам кредиторов. Из этого следует, что долг, возникший из привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, подчиняется тому же правовому режиму, что и иные долги.

Первый и самый главный вывод: судебной коллегии Верховного Суда РФ – долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности, входит в общую наследственную массу.

Второй вывод: судебной коллегии: не имеет значение момент предъявления и рассмотрения иска о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности: до или после его смерти. И при этом, не имеет значение вошло ли непосредственно в состав наследственной массы то имущество, которое было приобретено (сохранено) наследодателем за счет кредиторов в результате незаконных действий, повлекших субсидиарную ответственность.

Третий вывод: было или нет известно о соответствующем долге на момент открытия наследства не препятствует удовлетворению требований в силу разъяснений, изложенных в п.58 постановления №9. Под долгами наследодателя понимаются не только обязательства с наступившим сроком исполнения, но и все иные обязательства наследодателя, которые не прекращаются его смертью.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ №9 от 29.05.2012г. «О судебной практике по делам о наследовании»:

п.58. «Под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника (статья 418 ГК РФ), независимо от наступления срока их исполнения, а равно от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства».

Риск взыскания долга, связанного с привлечением к субсидиарной ответственности, также возлагается на наследников.

Четвертый вывод: применение к субсидиарной ответственности положений статьи 399 ГК РФ является ошибочным, поскольку данной статьей урегулирована ответственность дополнительная, в то время как субсидиарная ответственность, предусмотренная Законом о банкротстве, является самостоятельной и основной ответственностью контролирующего лица.

Иная трактовка норм права является существенным нарушением, что привело бы к невозможности устранения нарушений и защиты прав и законных интересов участников дела о банкротстве.

Вывод:

  1. Судебная коллегия Верховного Суда страны укрепила своим определением права кредиторов, сделав возможным и, главное, реальным претензии кредиторов должника к наследникам, даже в случае смерти последнего;
  2. С другой стороны, напомнила должникам, как бы по-черному это не звучало, об ужесточении законодательства, связанного с неисполнением обязательств.

Автор: Адвокат, заведующий АК №22 “Магнат” Мелихов А.В.

Написать ответ или комментарий