выездная налоговая проверка

О выездных налоговых проверках (ВНП)

«Налоги для государства – то же, что паруса для корабля»

Екатерина II Великая

1729-1796 Российская императрица с 1762 г.

Казалось бы, являясь основным ресурсом, позволяющим Государству выполнять задачи по формированию бюджетов, налогоплательщики вправе претендовать, если не на уважение, то хотя бы на соблюдение минимальных правил, гарантирующих порядок в взаимоотношениях с налоговыми органами.

Однако, на практике налоговые органы весьма «рассеянно» относятся к НК РФ, в той его части, которая регламентирует их собственные обязательства, в том числе, такие как уважение прав налогоплательщиков, недопустимость произвольного вмешательства в хозяйственную
деятельность, соблюдение процедурных сроков и далее (см. ст. 21 НК РФ).

Наглядным примером является формирующаяся сегодня практика безграничного по времени вмешательства в хозяйственную деятельность предприятий, чем, по сути, является любая выездная налоговая проверка (ВНП).

 

Сроки выездной налоговой проверки

 

Согласно ст. 101 НК РФ акт налоговой проверки (материалы проверки) должны быть рассмотрены налоговым органом в течение 10 дней с момента подачи налогоплательщикам соответствующих возражение.

При этом допускается продление рассмотрения на срок до 1 месяца (и нигде прямо не указано, что неоправданная разумными целями реализация этого права допускается более одного раза).

Таким образом, по общему правилу срок принятия решения по ВНП не может превышать 1 месяца и 10 дней с момента представления возражений на акт налоговой проверки, либо истечения срока на представления указанных возражений.

Сроки налоговой проверки

Стоит ли говорить, что налоговая проверка — мероприятие далеко не самое приятное, поскольку часто влечет значительные проблемы как для бизнеса (доначисления, пени, штрафы), так и для контролирующих лиц (включая уголовную ответственность).

Поэтому организации и их собственники часто заинтересованы в том, чтобы как можно скорее получить определенность относительно итогов проведенных налоговых проверок и своего «статуса» в рамках отношений с налоговыми органами (не претендуя при этом ни на что большее, кроме как соблюдение положений НК РФ).

Однако, сегодня формируется тенденция, когда налоговые органы после составления акта и проведения дополнительных мероприятий налогового контроля на протяжении многих месяцев (и даже лет) игнорируют обязанность принять итоговое решение (о привлечении, либо об отказе в привлечении к налоговой ответственности).

Данные действия оформляются последовательным вынесением решений о продлении рассмотрения материалов проверки, мотивированных различными формальными поводами, такими как:

  • «ожидание поступления документов», якобы запрошенных в период проведения мероприятий налогового контроля;
  • «ознакомление налогоплательщика» с какими-то незначительными доказательствами, которые налоговый орган вдруг посчитал «принципиально важными» для принятия решения и т.п.

 

Истинная цель подобных мероприятий очевидна:

 

  • во-первых, это противоправная деятельность по сбору новых доказательств за рамками налоговой проверки (знакомить с которыми налогоплательщика никто, конечно, не собирается), в том числе в целях их предъявления на судебной стадии;
  • во-вторых, «стрессирование» должностных лиц предприятия, в целях повышения уровня их «сговорчивости» (с учетом известной практики подключения силовых структур, без которых сегодня редко проходит какая ВНП).

В части сроков принятия решения по итогам ВНП, в нашей практике на данный момент сомнительную пальму первенства удерживает МРИ ФНС России № 27 по Свердловской области, которая в рамках рассмотрения проверки в отношении одного из наших доверителей, вынесла 12 решений о продлении сроков рассмотрения материалов проверки, итоговой датой принятия решения по которой было еще 30 ноября 2018 года.

Позитива не добавляет и то, что суды, как правило, не находят в подобных действиях ничего странного, принимая весьма «натянутые»
доводы налоговых органов о том, что продления производятся исключительно в интересах самого налогоплательщика, чтобы его (налогоплательщика) права соблюсти.

В целом, ситуация явно становится критической, в связи с чем вызывает сильную обеспокоенность юридического сообщества (проблема актуальна не только в Свердловской области, в связи с чем привлекает внимание коллег из Москвы, Санкт-Петербурга и других городов).

Словосочетание «права налогоплательщика» сегодня ни налоговыми органами, ни судами не воспринимаются как что-то заслуживающее хотя бы минимального внимания.

Стоит ли говорить о том, что на дату написания настоящей заметки, итоговое решение в отношении нашего доверителя также не принято.

Остается надеется, что общими усилиями проблема будет замечена и прекратится традиционный беспорядок не только в части механизмов
сбора доказательств по налоговым проверкам, но и в части процедурного порядка взаимоотношений с проверяемыми налогоплательщиками. По крайней мере, мы приложим для этого все усилия.

Юрист, Уморин Никита Алексеевич

Запись на юридическую консультацию

Написать ответ или комментарий