Наши адвокаты в СМИ

Один против четверых: срок за защиту от нападения банды армян

Более года назад началась эта странная история: молодой парень Владислав Рябухин защищался от группы пьяных армян в Екатеринбурге. Пока шёл суд, грозивший парню восемью годами тюрьмы, ситуация получила широкий резонанс в Сети. В начале июля судья признал Рябухина виновным.

Напомним, Влад приехал за девушкой, где нарвался на банду молодых пьяных армян. Он один раз ударил в ответ на удар. Трезвый, после удара помог, а по сути спас нападавшего мордоворота, оказавшегося эпилептиком. За это диаспора хотела миллион и три года тюрьмы. Но из-за широкой огласки суд решился присудить лишь 22 дня колонии поселения и 400 000 рублей в качестве «возмещения ущерба пострадавшему».

Накануне возвращения Влада Рябухина из колонии «Русская Весна» взяла интервью у защищавшего его адвоката Сергея Колосовского и у невесты молодого человека.

РВ: Сергей Вячеславович, спасибо, что согласились дать комментарий, перейдем сразу к делу. Многие люди считают, что Влад поступил просто по-мужски, дав отпор Арутюняну. Мы видим, что и общественность, и СМИ на вашей стороне. Тем не менее, суд вынес приговор: 22 дня в колонии-поселении. Плюс 400 тысяч рублей штрафа выплатить Арутюняну.

С. К.: Там немного не так. Суд изначально вынес приговор 180 часов обязательных работ. Но это минус выходные, это чуть ли не целый год ходить махать метлой. А человеку нужно работать, помогать матери, он тут жениться собрался и все остальное. То есть он просто физически не смог исполнять это наказание и тогда его заменили. Закон предусматривает порядок пересчета от оставшихся скольких-то там часов, там порядка ста часов. Насчитали 22 дня. То есть изначально приговор был обвинительный — 180 часов обязательных работ.

РВ: «Русская Весна» детально ознакомилась с решением суда. Вы с Владом считаете его несправедливым, расскажите, пожалуйста, подробнее.

С.К: Потому что в действиях Влада в чистом виде была необходимая оборона. Арутюнян напал на него первым. Нанес один удар. Влад ответил одним ударом. Никакого превышения не было. Соответственно, удар на удар. Это полностью соответствует концепции необходимой обороны.

Суд очень искусственно путем каких-то логических умозаключений, не основываясь на материалах дела, исходил из того, что Арутюнян нанес только один удар и Рябухин должен был понять, что второго удара не будет. И он нанес ответный удар, когда нападение со стороны Арутюняна закончилось. Но это неправда, это глупости.

Все свидетели, которые допрашивались, сказали, что Влад после удара покачнулся и возвратным движением из этого наклона он нанес ответный удар. То есть там не было никакой паузы, задержки. Его действия полностью соответствовали и принципам необходимой обороны, и ситуации, в которой нападение было внезапным.

РВ: Можно ли утверждать, что суд игнорировал многие доводы защиты, в то же время явно предпочитая доводы свидетелей обвинения, в том числе друзей Арутюняна?

С.К.:Тут можно сказать даже больше. Суд вообще не допросил свидетелей, показания которых были положены в основу приговора. Он воспользовался неточностью в законодательстве, что несовершеннолетние свидетели, хотя один из них уже совершеннолетний, вроде как могут не допрашиваться.

Но, во-первых, по буквальному смыслу закона, для этого необходимо согласие участников. То есть если стороны настаивают на том, что человека нужно допросить, то его все-таки нужно допросить и закон это допускает. А у нас просто следователь на следствии допросила, протокол допроса составила и эти показания легли в основу обвинительного приговора. То есть понятно, что суд нарушил и формальные требования процессуального закона, и права на защиту.

Здесь есть еще один такой момент, что следователь Шакирзянова, которая вела это дело, она подделала ряд протоколов следственных действий, в том числе протокол очных ставок. Она, допустим, вписала туда адвоката, которая по назначению якобы «представляла» Рябухина, которой на самом деле там не было. Мы обратились с заявлением о фальсификации доказательств, а это доказательства, которые легли в основу приговора.

Если в отношении следователя возбудится уголовное дело, то это автоматически повлечет отмену приговора. Но следствие, Следственный комитет, нам в возбуждении дела отказал. Буквально на прошлой неделе мы обратились с жалобой на Шакирзянову и просьбой о возбуждении уголовного дела. То есть мы сейчас добиваемся наказания следователя, которая сфальсифицировала вот эти доказательства, которые Кировский суд положил в основу приговора.

РВ: Почему прокурор требовал такого сурового наказания — реального срока? Можно ли предположить, что какие-то влиятельные люди давили на следствие, например со стороны диаспоры?

С.К.: Да нет. На самом деле, диаспора сама была в легком шоке. Дело в том, что вот именно эта диаспора, они же такие в принципе больше торговцы. Они да, были готовы все купить, все продавить, изображали из себя очень важных. Этот Арутюнян в соцсетях себя позиционировал как крутой бандит, но когда ситуация стала такой, какой она стала, когда мы зашли в дело, то все в принципе немножко испугались…

РВ: Будет ли какое-то продолжение у этой истории с юридической точки зрения? Будет ли что-то еще обжаловано вами?

С.К.: Если мы добиваемся возбуждения уголовного дела в отношении следователя, то это основание к отмене приговора. В любом случае мы также будем подавать жалобу в кассационный суд. То есть сейчас отработаем сначала ситуацию со следователем, потом, независимо от результата, если дело в отношении следователя возбудят, если процесс затянется, мы в любом случае подадим кассационную жалобу, будем обжаловать этот приговор.

Невеста Владислава Рябухина Валерия рассказала «Русской Весне», что ситуация, которая произошла, несправедлива: её жених ни в чем не виноват.

«Если честно, я возмущена данной ситуацией, — поделилась девушка. — Так как человек защищал себя, а не нападал первым, как говорит «потерпевшая» сторона. Считаю, что приговор совершенно несправедливый, так как в суде было очевидно, кто прав, а кто виноват».

По словам Валерии, в дальнейшем им с Владом и всей командой союзников хотелось бы добиться оправдательного приговора.

«Может, конечно, уйдёт на это много времени, но все же хочется, так как Влад был наказан ни за что», — сказала она.

После возвращения пара собирается расписаться и добиться получения для Влада российского гражданства. По словам Валерии, первое, на что она обратила внимание при первом знакомстве со своим будущим мужем, была открытость и доброта.

На вопрос «Вы бы чувствовали себя с таким человеком как за каменной стеной?» девушка ответила: «Конечно, и чувствую всегда».
Источник: РУССКАЯ ВЕСНА

 

Написать ответ или комментарий